Я, как калека

Я, как калека ей пишу о своей боли,
Но что о боли знает, кто не занемог…
Распределят себе сочувствующие роли,
А от сочувствий ни один еще не стал здоров.

Я, как в последний раз ей изливаю душу
И в глотку лью, с надеждой, что начнет жалеть.
А искренность и жалость — разной масти суки,
А искренность и жалость тяжело терпеть.

Я забываясь, ей по проводам шлю мысли,
На грани, только бы не ляпнуть «ты моя».
Ведь не поймет и тишина на том конце повиснет.
Испортить дело словом — это всегда я.

Я покрываюсь гипсом, если вдруг завижу,
Я глупости творю за смеха звон…
Я в сотый раз все делаю неверно,
Но я впервые честен с нею и с собой.

Эндрю Э. Хант «Благодарность»

Шерстяное одеяло, что ему недавно дали в благотворительном фонде, удобно обнимало его плечи, а ботинки, которые он сегодня нашел в мусорном баке, абсолютно не жали.
Уличные огни так приятно согревали душу после всей этой холодящей темноты…
Изгиб скамьи в парке казался таким знакомым его натруженной старой спине.
«Спасибо тебе, Господи, — подумал он, — жизнь просто восхитительна!»